Адмирал Сенявин Д.Н.

Адмирал флота Д. 
Н. Сенявин Д. Н. Сенявин происходил из семьи, славной военными и морскими традициями с 17-го столетия. Дед Федор Акимович и 6 его братьев отличились при Петре Великом, а Наум Акимович и Иван Акимович Сенявины были в числе первых российских адмиралов. Однако заслуги и слава их потом, как оказалось, еще выше.

Дмитрий Сенявин родился 6 августа 1763 года в селе Комлево Боровского уезда Калужской губернии. Его отец, Николай Федорович, сразу после издания манифеста вольности дворянства в 1762 году вышел в отставку, а был он капралом лейб-гвардии Измайловского полка. Когда устроить сына в Сухопутный шляхетный кадетский корпус не удалось, его начали учить дома, затем в школе при гарнизонном полку. В феврале 1773 года десятилетнего Дмитрия определили при помощи А. Н. Сенявина в Морской шляхетный кадетский корпус. Первые три года кадет мало утруждал себя занятиями, однако наставления дяди-флотоводца и старшего брата, уже офицера, заставили подростка взяться за ум. "Науками, — вспоминал адмирал, — досаждали мало, больше приучали к морю, давая простор молодым головам". В 1777 году Сенявина произвели в гардемарины. Следующим летом он впервые ходил в плавание от Кронштадта в Ревель и обратно, в 1779 году в эскадре контр-адмирала Хметевского на корабле "Преслава" выходил для защиты нейтрального судоходства. Плавание у берегов Норвегии оказалось неплохой школой. Когда Дмитрий Сенявин в начале 1780 года сдал на отлично экзамены, он уже представлял себе, что такое морская служба. 1 мая 1780 года выпускник корпуса мичман Сенявин на корабле "Князь Владимир" отправился с эскадрой в Атлантику для охраны судоходства; по результатам двухлетнего плавания командование отметило его "отличное радение в службе". После возвращения домой в 1782 году подающего надежды офицера назначили на средиземноморскую эскадру, но перед выходом вместе с 15 другими мичманами откомандировали на Азовскую флотилию. Сенявин служил на корабле "Хотин", на новом фрегате "Крым". В апреле 1783 года фрегат перешел в Ахтиарскую бухту, где был основан Севастополь. Смышленый Дмитрий Сенявин состоял флаг-офицером и адъютантом командира Севастопольского порта контр-адмирала Макензи, а после его смерти в 1786 году— М.И.Войновича. При слабых начальниках нередко офицер проявлял инициативу, действуя на свой страх и риск. Летом ежегодно он ходил в море, зимой участвовал в возведении Севастопольского порта. Здесь Сенявин прошел хорошую строевую и административную школу. В 1786 году офицера назначили командиром пакетбота "Карабут", доставлявшего в Константинополь дипломатическую почту для российского посла в Турции. Положение командира специального судна неминуемо связало его с князем Г.А.Потемкиным, который летом 1788 года включил опытного моряка в свою свиту, сделав офицером по особым поручениям. Молодой офицер приобрел достаточный опыт, чтобы готовить инструкции для моряков эскадры, но усиленно продолжал пополнять знания. Сенявин хорошо проявил себя в шторм, который рассеял вышедшую из Севастополя в сентябре 1787 года эскадру. Он находился на флагманском корабле "Преображение Господне", и Войнович писал: "Сенявин офицер испытанный и такой, каких я мало видел". В сражении при Фидониси моряк состоял при Войновиче, и контр-адмирал отмечал храбрость, неустрашимость и расторопность своего флаг-капитана. Кроме командиров кораблей, Войнович представил к награде лишь его. Для Сенявина сражение явилось школой управления эскадрой. Потемкин направил капитан-лейтенанта к царице с известием о победе над турецким флотом. Екатерина II "за весть радостную и жданную" наградила моряка золотой табакеркой, осыпанной бриллиантами и наполненной червонцами. После возвращения Потемкин назначил Сенявина своим генеральс-адъютантом. Моряк получил чин капитана 2-го ранга. На берегу он долго не засиделся. Осенью, командуя кораблем "Полоцк" и отрядом вооруженных судов, Сенявин уничтожил у берегов Анатолии 11 турецких транспортов, нападал на турецкие порты Вонна, Карасу, сжег склад на берегу, взял пленных, за что получил орден Св. Георгия 4-го класса. В марте 1790 года Д. Н. Сенявина назначили командиром корабля "На-вархия Вознесение Господне"; так как его достраивали, то командир не мог участвовать в сражениях при Керченском проливе и Гаджибее. На кампанию 1791 года Ушакову было предписано содержать резервный отряд (эскадру кайзер-флага) из корабля "Навархия" и 2 лучших фрегатов, чтобы атаковывать флагман неприятеля. Однако в сражении при Калиакрии флотоводец не поставил "Навархию" в число подвижного резерва. Тем не менее, Ушаков отметил командира корабля, который "оказал храбрость и мужество". Сенявин по молодости лет считал, что Ушаков слишком осторожен и мысли эти высказывал в обществе. Контр-адмирал терпел, пока капитан 2-го ранга не нарушил приказ, направив на новые корабли неподготовленных матросов. Потемкин сурово наказал Сенявина, лишил его звания генеральс-адъютанта, командования кораблем и отправил под арест, угрожая разжаловать в матросы. Только по просьбе Ушакова Сенявина вернули в строй. Потемкин, узнав о примирении двух моряков, писал Ушакову: "Федор Федорович! Ты хорошо поступил, простив Сенявина: он будет со временем отличный адмирал и даже, может быть, превзойдет самого тебя!". На следующий год Сенявин — командир корабля "Св. Александр Невский", на котором 4 кампании крейсерствовал в Черном море. В январе 1796 года Дмитрия Николаевича произвели в капитаны 1-го ранга и дали "под команду" 74-пушечный корабль "Св. Петр". На нем Сенявин в составе эскадры Ф. Ф. Ушакова отправился на Средиземное море и участвовал во всех боевых действиях в Архипелаге. За взятие крепости Св. Мавры он получил орден Св. Анны II степени. "Св. Петр" обстреливал одну из батарей острова Видо при взятии Корфу. После возвращения эскадры на Родину Сенявин в 1800 году был произведен в капитаны генерал-майорского ранга и возглавлял Херсонское адмиралтейство и порт, затем был перечислен в контр-адмиралы и переведен главным командиром порта в Севастополь. В 1804 году Сенявина отозвали на Балтику и назначили командиром Ревельского порта. Контр-адмирал за отведенный ему небольшой срок организовал ремонт маяков, помещений некоторых мастерских. В 1805 году комиссия, обследовавшая порт, отметила значительное улучшение казенных сооружений и запущенное состояние дома самого командира порта. С началом войны против Франции осенью 1805 года Сенявин во главе эскадры отправился на защиту Ионических островов, прибыл на Корфу 18 января 1806 года и стал главнокомандующим всеми русскими силами в Средиземном море. В распоряжении Сенявина на Ионических островах были 10 кораблей, 5 фрегатов, 11 бригов и других малых судов, 12 канонерских лодок; кроме того, сухопутные войска насчитывали 10 200 русских и 2000 албанцев и греков из легиона легких стрелков. Располагая этими силами, вице-адмирал активными действиями против французов помешал им захватить Бокка-ди-Катарро и Ионические острова. Первоначально Сенявин занялся боевой подготовкой моряков. Одновременно потребовалось материально обеспечить эскадру. В августе 1806 года из черноморских портов на Корфу вышли фрегат и 10 наемных | судов, в сентябре — еще 11 судов с грузами, которые удовлетворили февральскую заявку Сенявина. Вскоре поставки с Черного моря совсем прекратились, когда на поддержку Наполеона выступила Турция, объявившая войну России. Вступили в боевые действия и русские силы на Средиземном море. По стратегическому плану Сенявину предстояло вместе с английской эскадрой Дакуорта прорваться к Константинополю через Дарданеллы, тогда как Черноморский флот должен был атаковать Босфор. Высаженными десантами следовало занять турецкую столицу. Однако планы эти так и не удалось осуществить. Черноморский флот оказался не готов к организации высадки десанта в Босфоре. Дакуорт с эскадрой (7 линейных, 2 бомбардирских корабля, 3 фрегата), не дожидаясь Сенявина, прошел через Дарданеллы к Принцевым островам в 8 милях от Константинополя и потребовал сдать флот, морские запасы и проливы англичанам. Но пока он вел переговоры, турки установили батареи на берегах пролива. Англичане 17 февраля вырвались в Средиземное море с повреждениями и потерями. Русская эскадра после прибытия 1 января 1807 года с Балтики отряда капитан-командора Игнатьева (5 кораблей, фрегат, 3 легких судна) выросла до 14 кораблей, 5 фрегатов, свыше 15 меньших судов и около 13 тысяч сухопутных войск. Сенявин просил подкрепить его пехотой, но на Черном море и так недоставало войск для обороны крепостей. Потому вице-адмиралу потребовалось набрать из местных жителей воинские формирования, со временем выросшие до 5 тысяч человек. Получив известие о начале войны с Турцией 30 января, 10 февраля Сенявин уже отправился к устью Дарданелл с 10 линейными кораблями. Остальные силы он оставил для обороны Которской области и Ионических островов. Прибыв в Эгейское море, флагман предложил провести новую атаку Дарданелл. Однако Дакуорт отказался от совместных предприятий с Сенявиным. Он рекомендовал вице-адмиралу блокировать Дарданеллы, заняв остров Тенедос вблизи устья пролива. Сам Дакуорт отправился к берегам Египта. Англичане рассчитывали, что русские моряки не выпустят турецкий флот, а они смогут тем временем спокойно овладеть Александрией. Совет, собранный Сенявиным, решил приступить к ближней блокаде Дарданелл. Требовалось создать базу блокадного флота. Лучше всего подходил Тенедос. Оставив 2 корабля при устье пролива, с остальными Сенявин подошел к острову. Когда турки не разрешили русским кораблям запасаться водой на острове, вице-адмирал высадил десант и лично шел с одним из отрядов. Совместными действиями артиллерии кораблей и высаженных войск были взяты турецкие укрепления. 10 марта турки сдались. Гарнизон (1200 человек) и турецкое население перевезли на материк. Тенедос стал базой русских блокадных действий. Моряки срочно приступили к восстановлению укреплений. Так как большинство вооружения гарнизона оказалось непригодно, потребовалось прикрыть его главными силами эскадры, которые стояли в проливе между островом и материком. С 5 марта по 2 линейных корабля начали выходить в крейсерство к Дарданеллам; Сенявин рекомендовал командирам больше бывать под парусами. Летом, чтобы исключить прорывы легких судов, третий корабль вице-адмирал поставил у европейского берега пролива. После взятия Тенедоса, чтобы разделить турецкие силы, 17 марта Сенявин послал Грейга с "Ретвизаном", "Венусом" и корсарским судном к Салоникам для блокады этого богатого порта. 30 марта отряд вернулся на Тенедос. Очевидно, он выполнял демонстративную задачу. 16 апреля Сенявин направил Грейга с 4 кораблями крейсировать между Лесбосом и Хиосом до 1 мая. Флагман рассчитывал, что турецкая эскадра, сосредоточенная у выхода из Дарданелл, атакует его ослабленные силы. Он намеревался дождаться выступления противника, соединиться с Грейгом и атаковать турок, когда они займутся осадой Тенедоса. Однако до возвращения Грейга турки так и не решились выйти из пролива. Получив подкрепления 4 мая, они располагали 8 кораблями, 7 фрегатам и 54 легкими судами и канонерскими лодками; для десанта на Тенедос собрали 5 тысяч войск. 7 мая турецкие корабли вышли из пролива, чтобы вернуть Тенедос и ликвидировать блокаду, нарушавшую снабжение Константинополя продовольствием. Узнав о появлении турок, Сенявин выступил с главными силами к Имбросу, оставив гарнизону задачу удерживать остров против неприятельской атаки. 8 мая турки пытались высадиться на остров, но дважды были сброшены в море. Из-за штиля и противных ветров обогнуть Имброс, чтобы отрезать турецкий флот от Дарданелл, Сенявину не удалось. 10 мая, чтобы оказать помощь изнемогавшему в борьбе с турками гарнизону Тенедоса, он привел эскадру к острову. Турецкий флот был неподалеку, но Сеид-Ал и не намеревался атаковать, хотя и был на ветре. Когда около 13.00 направление ветра стало благоприятно русским, Сенявин приказал приготовиться к бою. Он заранее выделил резерв, подчинив легкие суда командиру фрегата "Венус" Развозову и поручив ему по сигналу или по собственной инициативе действовать там, где это окажется удобно. До начала сражения легкие корсарские суда следовало использовать для промеров глубин. Турки намеревались уйти от атакующих русских кораблей в Дарданеллы, однако штиль задержал их. Лишь после 18.00 обе эскадры, подгоняемые засвежевшим ветром, направились к устью пролива. Турки шли в беспорядке, один корабль отстал, и Развозов с разрешения Сенявина решил атаковать его. К этому времени из расстроенной штилем русской эскадры к неприятельскому флоту ближе всего оказались, кроме "Венуса", корабли "Ретвизан" (под флагом А. С. Грейга) и "Рафаил", которым предстояло сражаться с концевыми неприятельскими кораблями, а также "Селафаил", коему вице-адмирал предписал сразиться с кораблем капудан-паши. В 18.15 "Ретвизан" дал залп в корму турецкому вице-адмиральскому кораблю, поразил двумя залпами следующий за ним корабль и направился на помощь к "Венусу". Он прошел под кормой отставшего турецкого корабля, дал продольный залп, затем 2 залпа в левый борт. Но добить противника Грейгу не удалось: взрыв пушки на "Ретвизане" ранил 12 человек и вызвал замешательство. Его сменил подошедший "Рафаил", а "Ретвизан" направился к другим турецким кораблям. Тем временем "Селафаил", а затем и "Твердый" обстреливали корабль капудан-паши. Однако они так приблизились к неприятельским береговым батареям, что были вынуждены отвернуть, и турецкий флагман успел уйти в пролив, как и большинство других кораблей. Некоторые так были повреждены, что вынуждены были встать на мели при азиатском береге. Бой длился около 2 часов, до темноты. Турецкие береговые батареи обстреливали перемещавшиеся корабли, поражая и свои. Эскадра так приблизилась к побережью, что попала даже под ружейный огонь. После 2.00 русские корабли, зашедшие в пролив, вынесло ветром, и они стали на якорь. С рассветом 3 турецких корабля были на мели у азиатского берега, а 3 — под парусами в проливе. Сенявин приказал Грейгу атаковать их с 4 кораблями и фрегатом. Контр-адмирал постарался сблизиться с неприятелем, но турки уходили в пролив. Когда ветер стих и течение усилилось, главнокомандующий приказал Грейгу вернуться. Русские потери составили 28 убитых, 56 раненых; среди павших был третий флагман Игнатьев. Турки лишились около 2000 человек, а 3 их корабля оказались непригодны к дальнейшей службе. Дарданельское сражение и русские, и их противники считали поражением турок. Часть кораблей была выведена из строя, значительные потери понесли экипажи. Наибольшие повреждения русские корабли получили от береговой артиллерии. Но все они были отремонтированы за один-два дня, тогда как туркам потребовался месяц. Через 5 дней после сражения Сенявин вновь отправил Грейга с отрядом, чтобы атаковать турецкий корабль, замеченный в расстоянии пушечного выстрела от береговых батарей. Вице-адмирал рекомендовал при возможности применять абордаж и экономить боеприпасы, ибо расход их в сражении оказался велик. Из-за блокады в Константинополе недоставало провизии. 17 мая с престола свергли султана Селима. Но война не прекратилась, Порта отказалась принять мирные предложения России. 1 июня Сенявин отправил Грейга с 5 кораблями к острову Лемнос, чтобы разделением своих сил поощрить турок выйти из пролива. 2 июня русский' отряд прибыл в порт Св. Антония. Контр-адмирал предложил местному аге сдать крепость. После отказа он 3 июня высадил на остров 812 матросов с 28 офицерами. Через 6 часов отряд подошел к крепости Липоди. Командовавший десантом капитан 1-го ранга Лукин решительными действиями загнал турок в крепость. 4 июня шла уже подготовка к штурму, когда поступил приказ Сенявина вернуться к Тенедосу: турки подавали признаки того, что выходят из Дарданелл. 5 июня десант вернулся на корабли, а 6 июня эскадра прибыла к Тенедосу. За время экспедиции моряки потеряли 20 человек. Турки лишились 150; у острова были взяты 7 судов с грузами. Скорее всего, нападение на Лемнос произвели, чтобы подразнить противника и заставить его выйти в море. Утром 10 июня из пролива вышли и стали на якорь 8 кораблей, 5 фрегатов, 2 корвета, 2 брига; за 3 дня к ним присоединились еще 2 корабля, фрегат и шлюп. Капудан-паше было приказано во что бы то ни стало деблокировать пролив и взять Тенедос. Зная от патрульных судов о передвижениях турок, Сенявин с эскадрой направился к Имбросу, чтобы обогнуть остров, выиграть ветер и отрезать противника от Дарданелл и береговых батарей при устье пролива. Замысел его удался. Капудан-паша Сеид-Али узнал 15 июня, что у Тенедоса остались только легкие российские суда, и направился к острову. 16 июня турки высадили сильный отряд; гарнизон острова, составлявший всего 600 человек, решительно оборонялся в ожидании подкреплений и дважды отбивал штурмы. Из-за неблагоприятных ветров эскадра Сенявина лишь 17 июня обогнула Имброс и обнаружила, что турецкий флот расположился в проливе между Тенедосом и Анатолийским берегом, обеспечивая переброску войск на остров. Когда русские корабли начали приближаться, турки снялись с якорей и начали уходить. Сенявин подошел к Тенедосу. Пока легкие суда истребляли неприятельские десантные и транспортные суда, с кораблей Сенявина переправили на берег припасы, необходимые гарнизону крепости. Оставив для защиты острова "Венус", "Шпицберген" и 2 корсарских судна, вице-адмирал с 10 кораблями 18 июня отправился за неприятельским флотом. Однако в течение дня не удалось обнаружить неприятеля. Русские моряки высказывали разные мнения, куда направились турки. Сенявин совершенно верно сделал вывод, что капудан-паша, обойдя Тенедос с юга и сделав большую дугу, чтобы избежать боя, постарается достигнуть Дарданелл. Он направился к Лемносу. Утром 19 июня у южной оконечности острова была обнаружена турецкая эскадра. Сеид-Али располагал 10 кораблями (один из которых стоял у острова Тасос), 6 фрегатами и несколькими легкими судами с примерно 1200 пушками против 754 орудий 10 русских кораблей. Основной проблемой для русских был недостаток снарядов, и Сенявин был вынужден приказать вести бой на короткой дистанции. Тем не менее флагман решил дать неприятелю решительное сражение, дабы побудить правительство султана к миру. Русский замысел сражения был оригинален. Чтобы вывести из строя флагманские корабли неприятеля, Сенявин выделил против каждого по 2 линейных корабля. Остальные силы под командованием Грейга и самого вице-адмирала составили подвижные отряды, которым предстояло "или усилить атакующих, или напасть на неприятельские корабли, где более видна будет в сем надобность". Сенявин вел "Твердый" и "Скорый". Отряд Грейга составили корабли "Ретвизан", "Елена", шлюп "Шпицберген" и корсарское судно. Таким образом, виден заметный отход от линейной тактики. Особенно важно, что тактику свою флотоводец довел до подчиненных заранее. В одном из приказов Сенявин предписывал, нагнав бегущий неприятельский корабль, стремиться помешать его бегству и сражаться с ним до победы. Капудан-паша традиционно выстроил линию, сосредоточив в центре все флагманские корабли; легкие суда составили вторую линию. Но Сенявин не изменил приказа, и после 5.15 три пары линейных кораблей самостоятельно спускались на турецкий центр. Отряды Сенявина и Грейга шли несколько впереди. В 7.00 вице-адмирал вызвал Грейга и поручил ему и командиру корабля "Скорый" следить за судами, находящимися вне строя, чтобы избежать атаки брандеров. Но основной задачей 4 кораблей подвижных отрядов Сенявин поставил атаку 3 кораблей турецкого авангарда. В 7.30 он приказал 3 парам кораблей немедленно атаковать неприятельский центр. Турки открыли огонь по атакующим издали. Русские корабли, экономя боеприпасы, начали пальбу только с ближайшей дистанции. Пока в центре продолжалась яростная баталия, Сенявин с "Твердым" и "Скорым", за которыми следовал отряд Грейга, около 8.30 обогнал турецкий авангард, заставил выйти из линии головной фрегат и встал на пути головного линейного корабля, которому пришлось лечь в дрейф, задержав движение всей линии. Пока Сенявин на "Твердом" крушил головной корабль, 3 других русских корабля вели бой с остальными. Третий в линии турецкий капитан-командорский корабль выходил из боя, но после 10.00 вновь схватился с "Ретвизаном".
Уничтожение турецких кораблей
Уничтожение турецких кораблей у Афонской горы 21 июня 1807 г. С литографии К. Беггрова

К этому времени турецкая линия была расстроена, поврежденные флагманские корабли отходили к мысу Афон. Русские корабли также получили значительные повреждения, но продолжали баталию. Когда турецкий арьергард попытался поддержать центр, Сенявин на "Твердом" задержал неприятеля. В 11.45 Сенявин поднял сигнал "Всем кораблям придержаться к ветру", чтобы дать возможность отремонтировать повреждения рангоута и такелажа. Сначала ремонт, а с 14.00 маловетрие прервали бой. Когда после 17. 30 посвежел ветер, турки уходили на север. Поврежденные "Сед-эль-Бахри" и "Бешарет" в сопровождении 2 фрегатов отстали. В 17.45 вице-адмирал приказал отрезать отставшие корабли. "Селафа-ил" и "Уриил" приблизились к "Сед-эль-Бахри", который сдался без боя. Остальные корабль и фрегаты были обнаружены утром 20 июня. В погоню за ними отправили Грейга с 3 кораблями. Турки, видя безвыходность положения, свезли на берег экипажи посаженных на мель судов и взорвали их. 21 июля Грейг присоединился к Сенявину и они поторопились к Тенедосу. Эскадра прибыла 24 июня вовремя: силы защитников иссякали. 25 июня русские корабли окружили остров. Сенявин предложил туркам эвакуироваться. На следующий день перевозка войск через пролив завершилась. Турецкий флот 24 июня прибыл в Дарданеллы в тяжелом состоянии. Корабль и фрегат не смогли дойти до пролива и были сожжены турками. Сенявин мог бы истребить весь турецкий флот, однако он предпочел спасение геройски дравшегося с превосходящим противником гарнизона Тенедоса. Потери русской эскадры (77 убитых, 181 раненый) были сравнительно невелики. Флот султана лишился 4 кораблей, 4 фрегатов и корвета и надолго перестал существовать как боевая сила. После Афонского сражения Сенявин установил тесное взаимодействие с английской эскадрой. Но 12 августа он получил известие о Тильзитском мире. 14 августа русский и английский флоты разошлись, ибо оказывались в разных лагерях. 28 августа вице-адмирал получил указ Александра I оставить Архипелаг, передать Ионические острова и другие русские опорные пункты на Средиземном море французам и вести корабли к своим портам. 25 августа был оставлен Тенедос. Сенявин направился к Корфу, где уже хозяйничали французы. Он отправил Грейга в Специю для взятия призов и решения других вопросов перед возвращением. А 19 сентября эскадра Сенявина из 9 кораблей, 2 фрегатов выступила из Корфу, 5 октября прошла Гибралтар. Собирались идти до России без остановок. Но с 7 октября сильный противный ветер, перешедший в шторм, заставил 30 октября зайти в Лиссабон. Здесь эскадра была заблокирована английским флотом. 24 августа 1808 года Сенявин сдал англичанам на хранение корабли, а 5 августа 1809 года экипажи кораблей на транспортах были отправлены в Россию. Самовольно принятое решение вызвало гнев Александра I, и вице-адмирал оказался в опале. Три года он исполнял свою прежнюю должность командира Ревельской эскадры. 2 мая 1811 года Сенявина назначили вновь командиром Ревельского порта. Летом 1812 года он занимался подготовкой канонерских лодок, обеспечивал переброску корпуса Штейнгеля из Финляндии. Недовольный спокойной деятельностью, он 28 июня 1812 года обратился к царю с предложением сформировать из мужиков калужского имения отряд и вступить в Московское ополчение, однако получил ответ, что занимаемый им ныне пост также необходим. В 1813 году Сенявин подал в отставку. В 1821 году греки подняли восстание против турецкого гнета. Желая использовать многочисленные суда, греки направили в Петербург письмо с просьбой направить для командования флотом Д. Н. Сенявина, хорошо известного на Средиземном море. Но ему было отказано в просьбе. Александр I избегал шагов, которые можно было воспринять как поддержку революционных действий. Только в 1825 году, когда на престол вступил Николай I, вспомнили о заслугах Николая Дмитриевича перед Отечеством. Царь предложил моряку вернуться на службу и даже назначил его своим генерал-адъютантом, наградил алмазными знаками ордена Св. Александра Невского и выдал пособие в 36 000 рублей. В декабре 1825 года император создал Комитет образования флота под председательством О. фон Моллера; в состав комитета среди других известных моряков вошел и Сенявин. В августе 1826 года Николай I приказал моряку присутствовать во втором департаменте Сената, с декабря назначил сенатором. Еще до назначения сенатором император поручил Сенявину возглавить комиссию по расследованию продаж в Кронштадте казенного имущества в частные руки. Следствие было проведено быстро. Сенявин обнаружил, что немало различного имущества украдено и распродано. Список его занимал 14 страниц. В 1827 году Сенявина назначили председателем временного комитета по пересмотру правил приема чугунных орудий от поставщиков; разработанная им инструкция способствовала сохранению и повышению качества морской артиллерии. В августе 1826 года Сенявина произвели в адмиралы, а через год за победу в Наваринском сражении Николай I "наложил" на адмирала алмазные знаки ордена Св. Александра Невского. В 1826 году Россия, Англия и Франция договорились о предъявлении требования к Турции предоставить автономию Греции. Для обеспечения требования была направлена эскадра Л. П. Гейдена; Сенявину следовало сопровождать ее до Портсмута и заботиться о повышении выучки и дисциплине моряков. В 1828 году Сенявин с эскадрой провожал до Зунда эскадру Рикорда, которая также направлялась на Средиземное море. Адмирал еще успел узнать, что его именем названы шлюп, на котором Литке ходил на Тихий океан, открытый пролив у Чукотского полуострова и острова в западной части Тихого океана. В 1830 году Сенявин долго болел и вынужден был уйти в отставку. Скончался он 5 апреля 1831 года. Адмирал просил похоронить его скромно, но император организовал торжественное погребение и лично командовал выделенными войсками. Погребли Д. Н. Сенявина в Духовской церкви Александро-Невской лавры. На дубовой плите было написано: "Дмитрий Николаевич Сенявин, генерал-адъютант и адмирал, род. 6 августа 1763 года, умер 5 апреля 1831 года". Со временем эту доску закрыли паркетом. Лишь со второй половины 19-го столетия началось изучение биографий отечественных флотоводцев, в том числе и Дмитрия Николаевича Сенявина.
Материалы подготовлены Самойловым А. Е.